Глупцы рвутся туда, куда страшатся ступить ангелы? Красиво сказано, но так ли их ограничен шаг?

И не то, чтобы он был таким до Евангелия, а после Евангелия изменился. Нет, он и проповедовал, и сшивал кожи; проповедовал, и оставался у Акилы и Прискиллы: «и, по одинаковости ремесла, остался у них и работал; ибо ремеслом их было делание палаток» (Деян. 18: 3). О, любомудрие Павла! О, высота мысли и непобедимость духа! О, разумение, достигающее до небес! О, душа, презирающая все видимое! О, мысль! Паутиной почитал он блеск жизни. Он не пошел к царям, не пошел к богатым, не обратился к людям состоятельным, но пошел к делателю палаток, по общности ремесла, и не скрывал своего занятия из стыда за него, но объявлял о нем перед всеми. Он стоял на рынке, проповедуя Евангелие, воскрешая мертвых, исцеляя прокаженных; он не стыдился места, но украшался делами, стоя на рынке. Он продавал кожи, а к нему обращались другие, например, с просьбой воскресить мертвого. Являлись две женщины, и одна говорила: «сделай мне из кожи постель», а другая просила: «воскреси моего сына», и он отвечал обеим. Его это не затрудняло: и руки у него работали, и благодать действовала, и делатель палаток удовлетворял обеих, одну тем, что относилось к его ремеслу, другую тем, в чем требовалось участие благодати. «Тебе что нужно? Я берусь сделать кожаную постель, ведь я шью же кожи. А тебе что? Я возвращу к жизни твоего умершего, так как я молюсь Богу». В ремесле нет стыда. Не пошел Павел в дом богатый и зажиточный, потому что он следовал заповеди своего Владыки, гласящей: «В какой бы город или селение ни вошли вы, наведывайтесь, кто в нем достоин, и там оставайтесь, пока не выйдете» (Мф. 10: 11). Достоин ли Павла делатель палаток? Вполне. Почему же нет? Ведь и делателем палаток он стал из любви к бедности. Сказать ли тебе, какой удостоился он похвалы дороже царского венца и славнее багряницы? «Приветствуйте Прискиллу и Акилу«, пишет апостол, причем жену называет раньше мужа, чтобы ты знал, что она была выше его по добродетели. «Приветствуйте Прискиллу и Акиллу, пишет он римлянам, которые голову свою полагали за мою душу (Рим. 16: 3, 4). Разве это не похвальный венец? Разве это не живые мученики «Которые голову свою полагали за мою душу«? Ведь это в полном смысле мученичество, без пролития крови, но во всей силе душевного порыва. Не говори мне: «Они не пожертвовали жизнью». Да, самим делом они не пострадали до заклания, но в душе пережили эту жертву. А Бог ценит не исполнение дела, а готовность. И Авраам не заколол своего сына ножом, потому что его нож не был обагрен кровью, а Бог говорит ему: «не пожалел сына твоего возлюбленного для Меня» (Быт. 22: 12 и 16). «Ты не пощадил в своем сердце, но Я пощадил на деле». «Которые голову свою полагали за мою душу«. Они послужили апостолу своей кровью. Уразумели ли вы, что я сказал? Не свиней и птиц принесли они в жертву за него, но свою собственную кровь пролили. Вот верх гостеприимства! Иные, если дадут десять оболов, то уже почитают это себе в тягость, а те кровь свою пролили и не подумали

Найти книгу…

Книга:`На слова: quot;кто во Христе, [тот] новая тварь; древнее прошло, теперь все новоеquot. Том 12, книга 2, Слово 55`И не то, чтобы он был таким до Евангелия, а после Евангелия изменился. Нет, он и проповедовал, и сшивал кожи; проповедовал, и оставался у Акилы и Прискиллы: `и, по одинаковости ремесла, остался у них и работал; ибо ремеслом их было делание палаток` (Деян. 18: 3). О, любомудрие Павла! О, высота мысли и непобедимость духа! О, разумение, достигающее до небес! О, душа, презирающая все видимое! О, мысль! Паутиной почитал он блеск жизни. Он не пошел к царям, не пошел к богатым, не обратился к людям состоятельным, но пошел к делателю палаток, по общности»>